Формирование гендерных ролей и гендерных различий в поведении происходит посредством взаимодействия биологических, когнитивных и социальных факторов.

Биологические факторы в типизации гендерных ролей

Наибольший интерес для изучения представляют собой два биологических фактора:

  1. влияние гормонов на типизацию пола;
  2. связь между гендерными различиями и латерализацией функций мозга (зависимость форм поведения от работы двух полушарий мозга).

ВЛИЯНИЕ ГОРМОНОВ НА ПОВЕДЕНИЕ В СОЦИУМЕ

Гормоны — это мощные и узкоспециализированные химические вещества, которые контактируют с клетками, способными принимать и реагировать на гормональный фон. Андрогены — мужские гормоны, а тестостерон, который использовался во многих исследованиях половых различий, представляет собой особый тип андрогенов. Эстрогены и прогестероны — женские гормоны. Тем не менее, как мужские, так и женские гормоны обнаруживаются в разных концентрациях у мужчин, женщин, подростков и взрослых. Различия гормональной системы менее заметны у детей дошкольного и младшего школьного возраста. Было высказано предположение, что пренатальный и пубертатный периоды являются критическими с точки зрения реакции организма на гормоны (Hines, 1982). Гормоны организуют психологическую и биологическую предрасположенность формирования пола в пренатальном периоде. Увеличение гормонов в период полового созревания лишь активирует то, что было заложено в фазе развития организма.

Гормональные различия, наблюдаемые внутриутробно и в ходе последующего развития, могут способствовать различиям в социальном поведении, как между полами, так и внутри одного пола. Янг, Гой и Феникс (1967) вводили беременным обезьянам тестостерон (мужской гормон) во второй четверти беременности. Это привело к псевдо-гермафродитному женскому потомству, у которого были обнаружены не только генитальные изменения, но и модели социального поведения, характерные для самцов обезьян. Эти молодые обезьяны-самки демонстрировали мужское поведение, использовали угрожающие жесты, их игра была более грубой.

Последующие исследования показали, что если мужские гормоны вводят нормальным самкам обезьян после рождения, но до наступления половой зрелости, самки также становятся более напористыми. Некоторые из них достигали статус первичного доминирования в своей стае. Например, такие самки сдерживали сексуальную и грубую игру между самцами и требовали от своих последователей более сдержанного и послушного поведения.

Связь между тестостероном и агрессией является хорошим примером взаимодействия между биологическими факторами и факторами окружающей среды.  Было обнаружено, что, помимо влияния тестостерона на уровень агрессии индивида, существует обратная сторона процесса. Регулярные поражения в поединках у животных и размещение их в местах, где они не могут доминировать, снижают уровень тестостерона. То же самое происходит с человеком, находящимся в стрессе (Hood, Draper, Crockett, & Petersen, 1987). Таким образом, получается, что не только тестостерон может вызывать социальные реакции, но и социальный опыт влияет на уровень тестостерона.

Другой пример модификации  гормональных факторов социальным опытом ярко демонстрируется в исследованиях Мани и его коллег (Money & Annecillo, 1987; Money, 1987; Ehrhardt, 1987; Money & Ehrhardt, 1972). Эти исследователи изучали пренатальные гормональные аномалии (высокий уровень андрогенов), которые приводят к маскулинизации ребенка женского пола и последующей ошибочной сексуальной идентичности ребенка. Многие из участников этих исследований были младенцами женского пола, у которых была нормальная внутренняя женская репродуктивная система, но имелся увеличенный клитор, который напоминал половой член, а губные складки часто сливались и напоминали мошонку.

Исследования Джона Мани, проведенные с девочками с высоким уровнем андрогенов, показали, что в психологическом плане девочки, которым не объясняли основы женского поведения в первые несколько лет жизни, плохо адаптируются к женской роли. То есть если после первых нескольких лет жизни ребёнок переходит на правильную женскую гендерную роль, происходит неадекватная гендерная типизация и плохая психологическая адаптация. Девочки, которые с раннего возраста, жили в условиях обучения к женской роли, получали нормальное психо-сексуальное развитие. Это привело авторов к выводу, что между 18 месяцами и 3 годами существует «критический период» для установления гендерной роли.

Исследование двадцати пяти андрогенизированных в фетальном периоде девушек, некоторые из которых прошли коррекционную операцию и воспитывались, как девочки с рождения, демонстрировали поведение настоящих сорванцов. Было замечено, что играм в куклы они уделяют намного меньше времени, чем спортивным играм с мячом. В подростковом возрасте уход за детьми также не вызывал у них энтузиазма. Эти девочки предпочитали простую утилитарную одежду, такую как брюки и шорты, и мало заботились о косметике, украшениях и прическах.

Интересы этих девочек оказались более близким к интересам мальчиков: напористость, отношение к сексуальности и достижениям аналогичны тем, которые чаще встречаются у мужчин в нашей культуре. Девушки данной группы были достаточно самоуверенны, чтобы успешно утвердиться в иерархии доминирования своих друзей-мужчин. При этом они не боролись за верхнюю позицию в иерархии. Их также мало заботило установление доминирующей позиции в женском коллективе, возможно, из-за отсутствия интереса к традиционным женским играм и занятиям.

В детских фантазиях такие девочки видят успех через достижение, а вовсе не замужество. Как правило, они рассматривают поздний брак в сочетании с карьерой и небольшим количеством детей. Следует отметить, что у этих девушек не наблюдается лесбийских наклонностей. Несмотря на то, что их сексуальные фантазии имеют тенденцию напоминать фантазии мужчин, они выбирают сексуального партнера мужского пола и в фантазии, и в реальной жизни. Более того, последующие исследования этих детей в зрелом возрасте показывают, что они являются успешными матерями (Money, 1985, 1987).

Наконец, вопрос о пренатальных гормонах и развитии гендерных ролей продолжает оставаться спорными. Хотя Джон Мани подчеркнул важность очень раннего определения пола, некоторые другие работы поставили под сомнение проблему критических периодов. Imperto-McGinley, Peterson, Gautier и Sturla (1979) изучали группу мужских псевдо-гермафродитов в Доминиканской Республике. Эти мальчики родились с неоднозначными внешними гениталиями в связи с генетическим расстройством. Хотя у этих детей был нормальный уровень мужских гормонов, они воспитывались как девочки. Несмотря на это, в период полового созревания, когда происходила физическая вирилизация, эти дети приняли мужскую ориентацию. Эти данные свидетельствуют о том, что пренатальные и пубертатные гормоны могут использоваться отдельно или в сочетании с социализацией при определении сексуальной ориентации.

Другая группа ученых подняла вопрос о достоверности полученных данных. Они поставили вопрос: а правда ли, что к мальчикам относились как к девочкам, особенно ввиду их неоднозначной внешности (Rubin, Reinisch, & Haskett, 1981; Ruble, 1984)? Рабл (Ruble, 1984, p. 343) предположил, что данное явление можно списать на культурные ярлыки. Если в 12 лет у тебя есть соответствующие половые органы, то, согласно мнению Доминиканца, ты мужчина.

Окончательный ответ на вопрос гормонов, критических периодов и гендерного развития еще не найден. Очевидно, что не только биология определяет половую принадлежность, но и окружающая среда (Ruble, 1988).

ГОРМОНЫ, ЦЕРЕБРАЛЬНАЯ ЛАТЕРАЛИЗАЦИЯ И КОГНИТИВНЫЕ ГЕНДЕРНЫЕ РАЗЛИЧИЯ

Церебральная латерализация

Поведение в некоторой степени зависит от работы полушарий мозга, то есть от процесса церебральной латерализации. Правое полушарие больше вовлечено в обработку пространственной информации, а левое — в обработку словесной информации. Функционирование мозга становится все более специализированным и латерализованным с возрастом. Существует доказательство того, что мужчины более латерализованы, чем женщины (Srtelson & Swallow, 1987; Springer & Deutsch, 1989). Женщины c травмой левого полушария реже, чем мужчины, испытывают словесный дефицит. Помимо этого, у женщин с пораженным правым полушарием пространственный дефицит проявляется меньше, чем у мужчин с такой же проблемой (Witelson & Swallow, 1987). Большую двусторонность функционирования мозга у девочек можно увидеть в одном из исследований восприятия формы. Важно напомнить, что информация с каждой стороны тела в основном передается в противоположное полушарие. Поскольку правое полушарие лучше воспринимает форму и пространство, можно ожидать, что информация о форме для левой руки или глаза будет восприниматься более точно, чем информация о форме для правой руки или глаза. В исследовании мальчики от 6 до 13 лет были более точными в распознавании форм левой рукой. Девочки, наоборот, были одинаково точны в восприятии формы как правой, так и левой рукой, что подтверждает мнение о большей двусторонности у девочек, чем у мальчиков (Witelson, 1978).

Отсутствие Х-хромосомы.

Следующим доказательством влияния уровня гормонов на работу полушарий является исследование людей с ненормальным гормональным уровнем. У людей с генетическим заболеванием, называемым синдромом Тернера, отсутствует Х-хромосома и снижен уровень половых гормонов по сравнению с нормальными женщинами. Напротив, люди с синдромом Клайнфелтера имеют дополнительную Y-хромосому и пониженный уровень тестостерона по сравнению с нормальными мужчинами. Обе группы демонстрируют больше двусторонних полушарий, чем нормальные женщины и мужчины при обработке словесной информации. Коротко говоря, функционирование их правого и левого полушарий в большей степени совпадает, что указывает на то, что гормоны могут играть важную роль в процессе специализации полушарий, которая различает мужчин и женщин (Witelson & Swallow, 1987). Опять же, однозначности в этой теме нет. Поэтому все выводы о гендерных различиях в связи с работой функций мозга ждут дальнейших исследований.

Гормоны и вербально-пространственные навыки

Период внутриутробного развития половых гормонов может определять возможности латерализации полушария и организации мозга. Особенности латерализации приводят к тому, каким образом мужчины и женщины развивают вербальные и пространственные навыки. То есть пренатальные гормоны могут повышать чувствительность мозга женщин и мужчин таким образом, что женщины становятся более эффективными в обработке вербальной, а мужчины в пространственной информации. Последние данные свидетельствуют о том, что интеллектуальные способности связаны с гормональными уровнями, оцененными при рождении (Jacklin, Wilcox, & Maccoby, 1988). У девочек с более высоким уровнем андрогенов в крови при рождении (тестостерона и андростеиндиона) при поступлении в школу были обнаружены более низкие показатели пространственного мышления, чем у девочек с низким уровнем образования. Для мальчиков аналогичная ситуация значения не имела. Поскольку гормональные измерения были недоступны в возрасте 6 лет, не ясно, действительно ли пренатальные гормоны сенсибилизировали мозг, что приводит к дифференциальным когнитивным способностям, или же гормональные уровни при рождении связаны с гормональными уровнями на более поздних этапах развития. В последнем случае сами гормоны могут влиять на когнитивное развитие, но на 100 процентов это утверждать невозможно (Jacklin, 1989).

ЭКСПЕРИМЕНТ. ОТЛИЧИЯ ВОСПРИЯТИЯ ПРОСТРАНСТВА У МАЛЬЧИКОВ И ДЕВОЧЕК Доказательства различий в пространственных способностях мальчиков и девочек получены из исследований понимания детьми горизонталей и вертикалей в физическом мире (Liben & Golbeck, 1980). Детям предложили к рассмотрению следующие ситуации:

  1. Стакан воды наклоняется из вертикального положения под углом 50 градусов. Как будет выглядеть уровень воды в стакане?
  2. Как будет выглядеть лампочка на шнуре, свисающем с потолка фургона, если фургон въезжает на склон, наклоненный под углом 50 градусов?

Мальчики и девочки в 3-11 классах по-разному ответили на вопросы. В целом мальчики лучше справились с заданием. Возможно, девочки менее адекватно владеют физическими явлениями или, по крайней мере, не могут применять такие знания для выполнения подобных задач. Дети обоих полов по мере взросления лучше справлялись с заданием, но разница в половой принадлежности в любом случае сохранялась.

Источник: Liben, L.S. & Golbeck, S.L. (1980). Половые различия в исполнении по пространственным задачам Пиагети: различия в компетентности или производительности. Развитие ребенка, 51, 594-597.

Более эффективное пространственное мышление у мальчиков может быть связана с их превосходством в математике (Benbow & Stanley, 1980; Benbow, 1988). Заметное превосходство мужчин над женщинами обнаруживается в геометрии, которая требует пространственной визуализации (Hyde, Fennema, & Lamon, 1990).

На самом деле девочки лучше разбираются в вычислительных навыках, чем мальчики. Половых различий в тестах базовых математических знаний и алгебры, которые в меньшей степени зависят от пространственных способностей, чем геометрия, обнаружено не было (Hyde et al., 1990). В качестве предостережения важно отметить, что разница между мужчинами и женщинами в пространственной способности относительно невелика (Linn & Hyde, 1989). Даже если бы были установлены убедительные доказательства биологической основы половых различий в пространственных способностях, это не означало бы, что эти различия не подвержены культурному влиянию или изменению (Petersen & Gitelson, 1984). Было высказано предположение, что мальчикам рекомендуется чаще играть с игрушками, такими как модели или моторы, которые включают пространственные способности (Sherman, 1980). Также мальчиков поощряют за достижения в математике и науке (Kimball, 1989). Более того, матери уже в первом классе считают, что мальчики лучше разбираются в математике, а девочки — в чтении. Данное мнение существует у жителей США, Тайвани и Японии (Lummis & Stevenson, 1990). Какова бы ни была причина, девочки реже берут в университете классы по математике и естественным наукам в старших классах и в колледжах. Это касается даже тех, кто обладает превосходными математическими способностями (Eccles, 1985). Например, в исследовании калифорнийских школ, проведенных в период с 1983 по 1987 год, девочки посещали только около 38 процентов уроков физики, 34 процента углубленных занятий физикой и 42 процента уроков химии (Linn & Hyde, 1991). Однако, в национальном исследовании в 1960 и 1975 годах, в котором приняли участие более 400 000 детей, сравнивались когнитивные навыки детей старших классов. Было обнаружено, что уровень знаний девочек в сферах пространственного мышления и механики значительно повысился (Flanagan, 1978). Позже ученые предположили, что разрыв продолжает уменьшаться (Feingold, 1988; Hyde et al 1990). Скорее всего это связано со сменой стандартных представлений о гендерных ролях, которая сейчас набирает обороты в мире.

ЖИЗНЬ В ТЕЛЕ МУЖЧИНЫ И ЖИЗНЬ В ТЕЛЕ ЖЕНЩИНЫ

Наконец, было предложено, чтобы разница между жизнью в мужском или женском теле с точки зрения физической силы, роли в половом акте, способности забеременеть и кормить младенца могут оказать важное влияние на формирование стандартов гендерных ролей и на типирование полов. Особый интерес представлял вопрос о том, являются ли женщины каким-то образом биологически запрограммированными, чтобы быть более чувствительными к сигналам младенцев и детей. К 4-5 годам девочки больше общаются с малышами, чем мальчики этого возраста. Когда мальчиков просят поухаживать за ребенком, они склонны к пассивному наблюдению, в то время как девочки чаще принимают активное участие (Berman, 1987; Reid, Tate & Berman, 1989). Однако эти различия легко могут быть связаны не столько с биологией, сколько с культурными ожиданиями и обучением. Половые различия у подростков и взрослых менее заметны тогда, когда они не знают, что за ними ведется наблюдение (Berman, 1987). При лабораторных измерениях реакций тела у родителей (изменения ответов вегетативной нервной системы, уровня кровяного давления, электрическая проводимость кожи) на плач ребенка, различий в реакциях обнаружено не было (Frodi, Lamb, Leavitt, & Donovan 1978). Молодые матери более восприимчивы к младенцам, чем бездетные женщины (Nash & Feldman, 1981). В совокупности эти результаты показывают, что значительное влияние на реакции детей оказывает не биология, а культура.

Оригинальная статья: E. Mavis Hetherington, Ross D. Parke – The biological bases of behavior. Child Psychology. A contemporary viewpoint. Fourth edition, 1993

Автор перевода: Золотухина Мария Сергеевна

Редакторы: Симонов Вячеслав Михайлович, Шипилина Елена Ивановна

Источник изображения: pexels.com

Ключевые слова: гендерные различия, чем мальчики отличаются от девочек, различие между полами, влияние гормонов на психику, влияние гормонов на поведение, влияние гормонов на организм женщины, влияние гормонов на психику мужчины, влияние гормонов на рост и развитие человека

Оставайтесь в курсе и на facebook