Используя консенсуальные качественные исследования (CQR), мы проанализировали 13 интервью опытных психотерапевтов о намерениях самораскрытия терапевта (СТ), об опыте успешного СТ, об опыте неудачного СТ и случаях нереализованного желания о самораскрытии. В целом намерения СТ (то есть не имея в виду какой-то конкретный пример) заключались в том, чтобы облегчить исследование проблемы клиента, построить и поддерживать терапевтические отношения. Терапевты, как правило, сообщали о том, что использование самораскрытия облегчает работу с клиентом. В случае успешного СТ терапевт и консультант обнаруживали релевантные сходства между их жизненными примерам; последствия самораскрытия в данном случае были положительными. Неудачные случаи самораскрытия терапевта заключались в том, что изначальная история психотерапевта, призванная показать сходство с клиентом, вызывала эффект противопереноса. То, что психотерапевт считал сходством, на самом деле им не являлось. Общие последствия в подобных случаях были отрицательными. В случае, когда психотерапевт подавлял желание о самораскрытии, история, которую он хотел рассказать, как правило, являлась противопереносом и казалась психотерапевту релевантной по отношению к ситуации клиента. Мы пришли к выводу, что эффективное использование СТ требует учета динамики клиента, его готовности к восприятию информации в данный момент, способности управлять противопереносом и использовать СТ соответствующим образом. В данный момент обсуждается практическое применение, обучение и исследование самораскрытия психотерапевта.

Журнал психологии консультирования

Том 65 (4), 2018, страницы 440-452

Оригинальная статья: When in doubt, sit quietly: A qualitative investigation of experienced therapists’ perceptions of self-disclosure.

Автор перевода: Дегтева Алиса Алексеевна

Редактор: Симонов Вячеслав Михайлович

Редактор: Елисеева Маргарита Игоревна

 

 

Подпишитесь на рассылку новостей по психологии

Оставайтесь в курсе и на facebook