Обучение психологии онлайн
Воронежский Институт Психологии >

Материнская занятость и развитие ребенка

За последние десятилетия наблюдается устойчивый рост числа работающих матерей. Особенно этот рост заметен у матерей дошкольников. Современные матери больше не чувствуют себя обязанными оставаться исключительно домохозяйками даже если у них на руках младенец. По мере того, как матери проводят больше времени на работе и меньше — дома, семейные роли и модели функционирования семьи меняются. Какие из этих изменений в семейных ролях и взаимодействиях уже произошли и как они влияют на поведение детей?

Образцы для подражания

Когда оба родителя работают вне дома, роль матери может восприниматься как аналогичная роли отца не только потому, что мать работает, но и потому, что отец более активно участвует в семейных задачах по воспитанию детей. Таким образом, отец частично выполняет материнскую роль (Pie 1979, 1984). В итоге, дети с работающими матерями менее подвержены стереотипным представлениям. Они не думают об отце исключительно как о кормильце, а о матери исключительно как о домохозяйке заботливо обслуживающей семью. Следует отметить, что в семье с двойным уходом мать продолжает заниматься уходом за ребенком и домашней работой, несмотря на помощь мужа. Работающие матери сообщают, что им вечно не хватает времени. Время для них самый ценный и ограниченный ресурс. Школьники и их матери жалуются, что они проводят слишком мало времени вместе. Активное участие отца в этой ситуации помогает сгладить проблему. Ученые связывают высокую вовлеченность отца  в воспитательный процесс с  хорошей успеваемостью. Мальчики и девочки в таких семьях часто имеют высокий уровень IQ , высокий балл по тестированиям и быстро взрослеют (Gottfried, Gottfried, & Bathurst, 1988).

Неудивительно, что материнская занятость связана с эгалитарными взглядами их детей на половые роли. Особенно это касается дочерей (Gold & Andres, 1978; Hoffman, 1989). В семьях среднего класса материнская занятость связана с профессиональными амбициями у их детей и более высоким уровнем образования. Девочки, у которых матери работают, меньше интересуются традиционными женскими занятиями. Они также имеют меньше черт характера, которые традиционно считаются женскими. Дочери работающих матерей, по сравнению с дочерями неработающих матерей, чаще воспринимают свободу выбора, удовлетворение потребностей и компетентность как норму существования. Они также более ориентированы на карьеру и достижения, независимы, напористы и устойчивы (Hoffman. 1989). Сыновья работающих матерей, в отличии от сыновей неработающих матерей, считают женщин более компетентными, а отцов более  экспрессивными и теплыми.

Отношения

На то, как ребенок будет реагировать на занятость матери, влияют два фактора:

  1. Отношение родителей к занятости женщины в семье.
  2. Отношение матери к своей работе. Получает ли она удовлетворение или, наоборот, испытывает стресс.

Работающая женщина справляется с ролью матери не хуже, а иногда даже лучше, чем неработающая в том случае, если женщина удовлетворена работой, не испытывает чувства вины по поводу частой разлуки с детьми и имеет достаточную помощь по хозяйству (Greenberg & Goldberg. 1989).

Обе категории женщин, если они удовлетворены своим положением (получают удовольствие в ведении домашнего хозяйства или от работы), демонстрируют более позитивные отношения со своими мужьями и детьми, чем несчастливые неработающие матери, которые хотели бы работать (Hoffman, 1989; Schultz, 1991). Однако, если мнения относительно работы жены у мужа и жены не совпадают, они начинают транслировать негативные чувства и эмоции по отношению к своим детям (Cacky, McGhee, & Bell, 1982).

Детско-родительские отношения

Есть некоторые свидетельства того, что методы воспитания детей работающих и неработающих матерей могут отличаться. Особенно в области обучения независимости. За исключением случаев, когда матери чувствуют себя виноватыми из-за того, что заставляют своих детей работать, работающие матери поощряют детей становиться самодостаточными и независимыми и брать на себя ответственность за домашние дела в более раннем возрасте (Hock, 1978). Такая ранняя тренировка независимости может быть полезной в плане достижения целей, ответственного поведения и компетентности (Woods, 1972). Однако трудоустройство матерей в некоторых семьях ассоциировано с меньшим контролем над детьми школьного возраста (Crouter & MacDermid, 1991). Недостаток контроля для мальчиков может негативно сказаться на их успеваемости, поведении и отношениях с матерью (Crouter & MacDermid, 1991). Как для мальчиков, так и для девочек недостаточный контроль может быть связан с более ранним интересом к противоположенному полу, сексу и большому участию в их жизни сверстников (Dornbusch et al., 1983).

Практика показывает, что при адекватном уходе за ребенком занятость матери на работе не имеет пагубного воздействия, а нередко даже наоборот носит положительный эффект, особенно для девочек. Эффект от материнской занятости на работе может быть оценен только в совокупности со следующими факторами: причина, по которой — мать работает, ее удовлетворение от  роли работающей женщины, требования, предъявляемые к другим членам семьи, отношение членов семьи к ее деятельности, качество альтернативных методов  ухода и присмотра за детьми.

Семья и война

Мы обсуждали недавние изменения в американском обществе и семьях, которые влияют на психологическое благополучие детей. Однако одним из примечательных событий, которые меняют жизненный опыт многих семей и их традиционный уклад, является событие, которое не происходило непосредственно в Соединенных Штатах более 100 лет, и это война. Вооруженные действия связаны с участием детей в насильственных действиях, переживаниями, разрушением социальных сетей и социальных институтов, голодом, отсутствием дома, распадом и потерей семьи. Дети составляют три четверти населения лагерей беженцев в воюющих странах третьего мира (Green, Asrat, Maurs, & Morgan, 1989).

Исследования воздействия войны на семьи в целом и детей в частности начались во время Второй мировой войны. Большая часть этих исследований показала, что долгосрочные психологические последствия войны и воздушных налетов на детей, которые жили в семьях были менее серьезными, чем можно было ожидать. Непрерывность социальных связей, поддержка со стороны друзей семьи и соседей также играли важную роль в защите детей от  неблагоприятных последствий войны. Лучше к войне адаптировались дети, которые не были разлучены с родителями. Однако, дети, которые оставались с семьей, где взрослые не могли держать себя в руках, хуже приспосабливались к обстоятельствам. Был сделан вывод, что для ребенка в ситуации войны крайне важен спокойный родитель, способный обеспечить режим, уход и заботу (Freud & Burlingham, 1943; Burbury). В ситуации исчезновения родителей непрерывность контакта с другими членами семьи, соседями или друзьями приносили ощутимую пользу детям. Многие дети в Ливане, Кувейте. Ираке, Ирландии, Южной Африке и Камбодже испытали насилие и депривацию, но, несмотря на это, демонстрируют поразительную жизненную устойчивость. Даже дети, которые наблюдали продолжительный конфликт в Белфасте (Северная Ирландия) не изменили традиционному укладу общества. Они сохранили общепринятые моральные устои. Уровень детской преступности, антиобщественного поведения и школьных прогулов за время конфликта не вырос (Cairns, 1991). Жизнестойкость связана с поддержкой семьи и возможностью продолжать общение с социумом (друзьями, соседями, учителями) (Garmezy, 1983; Garbarino 1990). Все это живо демонстрируется в исследованиях о детях гражданской войны в Мозамбике Нейла Бутби. Ученый показал, что хорошо функционирующая семья и социальная поддержка могут защитить психику детей в любой ситуации: в условиях мира или войны, спокойствия или стресса, бедности или изобилия, переходного периода или стабильности.

Дети Мозамбика

Тысячи детей, участвовавших в гражданской войне в Мозамбике, подвергались физическому и сексуальному насилию, пыткам и похищениям в качестве жертв, наблюдателей и подстрекателей. Нил Бутби описывает опыт 6-ти летнего Франисса, который был похищен Ренамо (национальное сопротивление Мозамбика). Он был вынужден поджечь хижину своей семьи, смотреть, как его родители были обезглавлены и расчленены, а их головы насажены на колья. Затем его вернули в лагерь Ренамо, где он прошел через жестокую и систематическую программу идеологической обработки, чтобы превратить похищенных детей в боевых солдат и хладнокровных убийц. Что происходит с детьми, которые переживают такой бесчеловечный опыт, когда насилие требуется и одобряется? Необратимо ли изменено  их чувство социальных и моральных ценностей, а так же  поведение?

Бутби изучал приспособление сорока двух похищенных мальчиков в возрасте от 6 до 16 лет, когда они были повторно схвачены и возвращены в государственный центр для беженцев, где сотрудники пытались установить регулярный распорядок дня и правила безопасности. Он обнаружил, что не степень прямого участия в насилии, а продолжительность пребывания в лагере Ренамо была связана с их более поздней способностью вести себя социально ответственным образом. Мальчики, которые пробыли в лагерях Ренамо менее шести месяцев, скорее считали себя жертвами, чем членами Ренамо. Хотя они были необычайно агрессивны и недоверчивы по отношению к взрослым, они быстро проявили соответствующее чувство раскаяния по поводу предыдущих актов насилия и снижения антиобщественного поведения. Напротив, дети, удерживаемые в течение длительного периода времени, переступили некий порог идентичности, в котором они идентифицировали себя со своими похитителями и считали себя членами Ренамо. Раскаяние и контроль над агрессией проявлялись у этих мальчиков медленно и сопровождались постепенной положительной привязанностью к их новым взрослым опекунам.

Освобожденные мальчики были возвращены выжившим родственникам. Большинство мальчиков были рады вернуться к родителям, дальним родственникам и другим членам своей деревни. Они по-прежнему могли идентифицировать себя с ними. Только четыре мальчика, которые прожили в Ренамо более года, не смогли приспособиться к новой семейной ситуации и продолжали проявлять враждебность, социально отклоняющееся поведение и желание мести. Этим мальчикам было трудно покинуть среду, в которой поощрялось убийство, и вернуться в среду, в которой убийство было осуждено.

Принятие, признание того, что эти мальчики были жертвами, и прощение со стороны семей, учителей и членов сообщества сыграли важную роль в выздоровлении и устойчивости большинства этих мальчиков.

Источник: Boothby, N. (1991). Дети войны: выживание как коллективный акт. Документ, представленный на встрече, об уязвимости и устойчивости детей и семей: в центре внимания — дети с ограниченными возможностями. Балтимор, Мэриленд

 

 

Оригинальная статья: E. Mavis Hetherington, Ross D. Parke – The biological bases of behavior. Child Psychology. A contemporary viewpoint. Fourth edition, 1993

Автор перевода: Золотухина Мария Сергеевна

Редакторы: Симонов Вячеслав Михайлович, Шипилина Елена Ивановна

Источник изображения: pexels.com

Ключевые слова: детская психология, научная психология, социализация, влияние семьи на ребенка, влияние родителей на ребенка, как воспитывать ребенка,  роль отца в воспитании ребенка, роль матери в воспитании ребенка, война и дети, влияние войны на ребенка, значение семьи в жизни ребенка.

Доступно для скачивания:

Оставайтесь в курсе и на facebook