Когнитивные факторы в гендерно-ролевой типизации

В предыдущей статье мы обсуждали влияние биологических и социальных факторов на гендерное развитие детей. Несмотря на важность, эти факторы не являются единственными детерминантами гендерной типизации. Самостоятельное понимание детьми гендерных ролей и правил также способствует принятию той или иной гендерной роли. Ключевое значение имеют два вопроса:

  1. Когда дети получают информацию о гендерных различиях?
  2. Меняют ли знания о гендерных ролях поведение детей?

Мы рассмотрим два когнитивных подхода к гендерному типированию: (1) теория когнитивного развития Колберга и (2) теория гендерных схем.

Обе теории разделяют предположение, что люди играют активную роль в восприятии и интерпретации информации из окружающей среды. Ученые, ориентированные на когнитивные функции, предполагают, что люди используют информацию, поступающую извне, для собственной интерпретации. Таким образом, они создают своеобразную среду, которая поддерживает их взгляд на мир. (Martin, 1992, p. 4-5). Другими словами, наивно предполагать, что люди пассивно формируются исключительно силами окружающей среды.

КОГНИТИВНАЯ ТЕОРИЯ РАЗВИТИЯ

Лоуренс Колберг (1966) представил провокационную когнитивную теорию развития гендерного типирования. Он утверждал, что дифференциация детей по гендерным ролям и их восприятие себя как сходных с определенным полом — предшествует, а не следует идентификации.

Когда ребенок характеризует себя как мальчика или девочку согласно одежде, стрижке и виду деятельности, он начинает имитировать соответствующую ролевую гендерную модель. Таким образом, девочка говорит: «Я девочка, так как я больше похожа на маму и других девочек, чем на мальчиков, поэтому я хочу одеваться как девочка, играть в игры для девочек, чувствовать и думать, как девочка». Согласованность между полом ребенка, его категоризацией и соответствующим поведением и ценностями имеет решающее значение для поддержания самооценки.

Кольберг полагал, что все дети проходят три  этапа в понимании пола:

  1. Базовая гендерная идентичность. На этом этапе ребенок осознает, что он или она — мальчик или девочка.
  2. Гендерная стабильность. На этой стадии ребенок признает, что мужчины остаются мужчинами, а женщины остаются женщинами. Маленькие мальчики больше не думают, что могут вырасти мамой, а маленькие девочки теряют свои надежды стать Бэтменом.
  3. Гендерное постоянство. На этом этапе дети осознают, что поверхностные изменения внешности или деятельности не меняют пол. Даже когда девочка носит джинсы или играет в футбол, или когда у мальчика длинные волосы или жгучий интерес к вышиванию, пол ребенка остается неизменным.

Каковы доказательства теории изложенной Колбергом? Процесс, с помощью которого дети начинают распознавать мужчин и женщин, как отдельные категории, вероятно, берет свое начало в раннем младенчестве, задолго до того, как младенцы смогут понять ярлыки и язык. Есть данные, которые свидетельствуют о том, что 75 процентов детей в возрасте 12 месяцев могут дифференцировать лица мужского и женского пола (Leinbach & Fagot, 1992). Конечно, ребенок в этом возрасте пока не ассоциирует себя с той или иной группой. Однако,  это говорит о том, что процесс приобретения понимания пола начинается раньше, чем первоначально думал Колберг. К 24-м месяцам дети могут правильно обозначать свой собственный пол посредством общественных стереотипов (девочки в розовом, мальчики в голубом и.т.п.), но все еще имеют очень ограниченное понимание гендерной идентичности (Thompson, 1975; Fagot & Leinbach 1992). Они понимают гендерные слова, такие как «мужчина» и «женщина», и осознают, что некоторые виды деятельности и объекты связаны с определенным полом. Они признают, что мужчины носят галстуки, а женщины — юбки, но до понимания гендерных различий пока далеко. Только к 3-м годам у детей формируется концепция гендерного класса. Дети в первую очередь усваивают информацию о конкретных объектах и ​​действиях. Во вторую очередь, приходит понимание более абстрактных аспектов гендерных ролей  (черты характера). В 1977 году был проведен интересный эксперимент. Детей спрашивали, какими чертами можно охарактеризовать мужчину или женщину (например, кто участвует в драках, кто много плачет). Всего лишь несколько 5-ти летних детей дали правильные ответы. В то же время 75%  8-ми летних детей и почти 100% 11-ти летних детей продемонстрировали четкие знания о признаках пола (Best et al., 1977).

Идентичность — это только первый шаг в достижении знаний о гендерных ролях. В ходе прямых проверок теории Колберга исследователи обнаружили, что сначала возникает идентичность, затем  понимание стабильности и, наконец, оценка постоянства. Данный порядок верен для обоих полов (Martin & Little, 1990; Slaby & Frey, 1975). Более того, дети в других культурах (Белиз, Кения, Непал и Американское Самоа) демонстрируют аналогичную прогрессию в понимании гендерных стадий (Munroe, Shimmin & Munroe, 1984). Хотя идентичность возникает относительно рано, дети начинают понимать стабильность и постоянство только в возрасте около 5-ти лет, и только в возрасте 7-ми лет они полностью осознают значение этих понятий. Для иллюстрации, рассмотрим ситуацию в детском саду, которая произошла с 4-х летними мальчиками. Мальчик по имени Джереми пришел в группу детского сада с заколкой на голове. Другой мальчик начал обвинять его в том, что он девочка, потому что «только девочки носят заколки». Джереми стянул штаны, чтобы показать, что он действительно мальчик. Его молодой оппонент ответил: «У каждого есть пенис, но только девочки носят заколки» (Bem, 1983, p. 607). Очевидно, он еще не понимал гендерного постоянства.

Бем (1989) показал, что знание об устройстве гениталий являются важным фактором, определяющим постоянство пола. Воспитанникам детского сада показали анатомически подробные фотографии обнаженных мальчика и девочки. Позже дети, изображенные на фотографиях, предстали перед группой детского сада в одежде своего пола, а потом противоположенного. Почти 40 процентов детей правильно определили пол ребенка, несмотря на одежду противоположного пола. Чтобы определить, были ли знания о гениталиях фактором, Бем проверил детское понимание генитальных различий между полами. Почти 60 процентов дошкольников, которые уже приобрели знания в области особенностей гениталий, продемонстрировали гендерное постоянство. В группе, где дети таких знаний не имели, гендерное постоянство продемонстрировали лишь 10 процентов детей.

Существует мнение, что дети осознают гендерное постоянство раньше, тогда когда оно относится к ним, чем когда оно применяется к другим (Eaton & VonBargen, 1981; Wehren & DeLisi, 1983). В более раннем возрасте дети уверены, что независимо от того, насколько сильно они захотят превратиться в представителя противоположного пола, этого не произойдет. Но вот относительно другого ребенка у них такой уверенности нет. Кроме того, гендерное постоянство с точки зрения когнитивной теории, согласуется с теорией Пиаже, которая требует признания постоянства физических объектов, несмотря на появление поверхностных преобразований (Marcus & Overton, 1978).

ТЕОРИЯ ГЕНДЕРНЫХ СХЕМ

Теория гендерных схем — еще один подход к типизации пола. Данная теория освещает современные перспективы обработки информации (Bem, 1981, 1985, 1991; froin & Halverson, 1981, 1983). Согласно этой точке зрения, дети разрабатывают схемы и теории, которые помогают организовать и структурировать опыт. Эти схемы и теории сообщают ребенку, какую информацию следует искать в среде и как ее интерпретировать (позже мы обсудим, каким образом рассказы об интеллекте заставляют детей реагировать на успех и неудачи). Аналогичным образом, если верить Мартину и Хэлверсону (1981), убеждения о гендерных стереотипах важны для детей, потому что они имеют отношение к их самооценке. Влияет ли гендерно-ролевая схема на то, как дети видят вещи? Чтобы выяснить это, Мартин и Халверсон (1983) показали детям 5-6-ти лет фотографии мужчин и женщин, выполняющих гендерно-согласованные (например, мальчик, играющий с поездом) или гендерно-несовместимые (например, девочка, пилящая лес) деятельности. Через неделю они попросили детей вспомнить фотографии. Дети, по большей части, исказили информацию, меняя пол на гендерно-несовместимых картинах. При этом дети были уверены в своей правоте. Разнообразные исследования (Bigler & Liben, 1990; Martin & Little, 1990; Stangor & Ruble, 1989) сообщают о сходных результатах. Например, девочки запоминают девчачьи игрушки и предметы легче, чем аналогичные предметы для мальчиков. То же самое верно для мальчиков (Bradbard & Endsley, 1984).

Существуют индивидуальные различия относительно того, насколько сильно дети полагаются на гендерные схемы в интерпретации своего социального окружения. Дети младше 4-х лет, по-видимому, полагаются на гендерные схемы в большей степени, чем дети от 5-ти лет и старше. Отчасти это происходит потому, что дети старшего возраста обладают более полными и детальными знаниями о гендерных ролях и воспринимают мир менее ригидно. Точно так же дети различаются по степени понимания гендерных схем  (Carter & Levy, 1988). Некоторые дети являются олицетворением «гендерных схема» и очень чувствительны к гендерным понятиям, в то время как другие дети являются «гендерно-несхематичными» и больше внимания уделяют неосновным аспектам информации в своей среде. Неудивительно, что дети с четкой установкой на гендерные схемы лучше запоминают информацию, согласующуюся с полом, чем дети с меньшей приверженностью к гендерным схемам (Levy, 1989). Эти исследования напоминают нам о том, что индивидуальные различия важны для понимания когнитивных подходов к гендерному типированию. Другими словами, схема гендерных ролей четко меняет способы обработки социальной информации детьми и имеет тенденцию искажать ее в соответствии с их личными представлениями.

КОГНИТИВНО-ПОВЕДЕНЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Влияет ли знание, основанное на гендерной проблематике, на поведение детей? Две теории рассмотренные сегодня  (теория Кольберга и гендерная схема) — дают разные ответы (Martin, 1992). Теория Колберга предсказывает, что достижение гендерного постоянства должно влиять на выбор пола. Следовательно, до 5-7-ми летнего возраста не должно быть особых предпочтений в отношении гендерно-ориентированных видов деятельности. Теория гендерных схем, предполагает, что детям важна только базовая информация об идентификации полов (Martin, 1992). То есть достаточно просто маркировать пол стереотипами, чтобы дети сами начали формировать правила, касающиеся определенного пола. Теоретики схемы, по-видимому, ближе к истине. Вопреки Колбергу, маркировки пола достаточна для того, чтобы повлиять на гендерные предпочтения в деятельности. Ведь этот процесс происходит   задолго до того, как ребенок выработает устойчивую концепцию гендерного постоянства (Martin & Little, 1990; Martin, 1992). Как выяснили Фагот и Лейнбах (1989), дети, которые развили гендерную идентичность на ранних этапах (до 27 месяцев), чаще играли по типу пола, чем дети, которые приобрели гендерную идентичность на более поздних этапах развития. Короче говоря, у мальчиков, рано понявших свою половую принадлежность, больше шансов оказаться фанатами грузовиков и поездов, а у «ранних» девочек больше шансов стать приверженцем игры в куклы! Более того, «ранние» дети в 4 года обладали большим знанием стереотипов о гендерных ролях.

Другим видом базовой информации о гендерных категориях, которая важна для организации гендерных предпочтений, является признание детьми своего членства в гендерной группе (Maccoby, 1988). Признание их гендерной принадлежности к мужчине или женщине связано с гендерными предпочтениями детей и их знанием гендерных ролей (Martin & Little, 1990).

Игра по типу пола, такая как выбор грузовиков или кукол, похоже, не зависит от достижения гендерной стабильности или гендерного постоянства. Вполне достаточно первого базового этапа гендерной идентичности для интереса к типовой для пола игре. Однако, в отличие от выбора игрушек, выбор приятеля по играм может зависеть от уровня понимания пола  (Smetana & Letourneau, 1984). В своем исследовании девочки, которые приобрели гендерную стабильность, предпочли играть с другими девочками больше, чем девочки, которые приобрели только гендерную идентичность. «Не имея уверенности в том, что пол инвариантен в разных контекстах и ​​ситуациях, женщины могут активно добиваться присутствия однополых сверстников, чтобы подтвердить свои представления о себе как о женщине» (1984, стр. 695). Как только девочки достигают гендерного постоянства и их гендерные концепции твердо закреплены, они становятся менее жесткими в выборе друзей и играют как с мальчиками, так и с девочками. Девочки на самом высоком уровне понимания пола уверены, что игра с мальчиками не изменит их пол. Когнитивное понимание, в этом случае, приносит большую свободу социального выбора. Вероятно, такая же картина очевидна и для мальчиков, но в этом исследовании участвовали только девочки. Вместе эти исследования показывают, что черта между приобретением гендерных концепций и поведением варьируется в зависимости от стадии понимания пола и вида поведения.

 

Оригинальная статья: E. Mavis Hetherington, Ross D. Parke – The biological bases of behavior. Child Psychology. A contemporary viewpoint. Fourth edition, 1993

Автор перевода: Золотухина Мария Сергеевна

Редакторы: Симонов Вячеслав Михайлович, Шипилина Елена Ивановна

Источник изображения: pexels.com

Ключевые слова: гендерные различия, чем мальчики отличаются от девочек, различие между полами, когнитивная теория развития, теория гендерных схем, Лоуренс Колберг, гендерно-ролевая типизация, психологические эксперименты, научная психология, детская научная психология

Оставайтесь в курсе и на facebook