Диссоциативное расстройство личности (ДРЛ), известное также как множественное расстройство личности – один из самых неоднозначно истолкованных и противоречивых диагнозов в действующей Международной классификации болезней (МКБ). Вокруг этого изматывающего расстройства, мешающего людям жить полноценной жизнью, собралось множество мифов.

По словам Бетани Брэнд, профессора психологии Университета Тоусон и эксперта в области лечения и исследования диссоциативных расстройств, на это существует несколько причин.

Главной сложностью, с которой сталкиваются специалисты, являются «ложные воспоминания» пациентов. ДРЛ ассоциируется с ранней тяжелой травмой, такой как насилие или родительское пренебрежение, и человек может «помнить» эпизоды насилия, которых на самом деле не было, в результате чего могут быть обвинены невинные люди.

«Маловероятно, что человек не помнил о травме вообще ничего и внезапно «вспомнил» о хроническом насилии, — говорит Брэнд. — Большинство людей с ДРЛ помнят о насилии или травмах, хотя могут забыть некоторые эпизоды и детали».

ЧТО ЖЕ ТАКОЕ ДРЛ?

Как упоминается выше, ДРЛ обычно развивается в детском возрасте в результате тяжелой и продолжительной травмы. Оно характеризуется наличием различных идентичностей или «состояний себя» (отсутствует интегрированное чувство «я») и невозможностью вспомнить информацию. Склонные к амнезии, люди с ДРЛ иногда не могут вспомнить, что они делали и говорили. Они склонны терять понимание времени. Например, часто бывает, что человек помнит о причинении вреда себе, но сам эпизод вспомнить не может. Потеря памяти происходит из-за переключения между состояниями, а не из-за употребления наркотических веществ, как может показаться на первый взгляд.

7 МИФОВ

Большинство из того, что мы знаем о ДРЛ, является преувеличением или ложным знанием. Рассмотрим список распространенных мифов об этом расстройстве.

  1. ДРЛ встречается редко. Исследования показывают, что в общей популяции критериям ДРЛ отвечают от 1 до 3 процентов. Эти данные позволяют считать ДРЛ столь же распространённым, как биполярное расстройство и шизофрения. Цифры в клинических группах еще выше, утверждает Брэнд. К сожалению, несмотря на то, что ДРЛ является довольно распространенным явлением, исследования по нему сильно недофинансируются. Учёные часто используют свои собственные деньги для финансирования исследований и проводят их в своё личное время (Американский институт психического здоровья еще не профинансировал ни одно исследование по лечению ДРЛ).
  2. Наличие у человека ДРЛ очевидно. Сенсации хорошо продаются. Поэтому неудивительно, что изображение ДРЛ в фильмах и на телевидении искажено. Чем более странным является изображение, тем больше оно завораживает и привлекает зрителя. Кроме того, гиперболическое изображение делает наличие ДРЛ у человека очевидным. Но «ДРЛ гораздо тоньше, чем его голливудский образ», — говорит Брэнд. На самом деле, люди с ДРЛ проводят в среднем около семи лет в системе психиатрического лечения, прежде чем получают диагноз.

Они также имеют сопутствующие расстройства, что затрудняет идентификацию ДРЛ. Они часто борются с тяжелой депрессией, посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР), расстройствами питания и злоупотреблением психоактивными веществами. Но поскольку стандартное лечение этих расстройств не лечит ДРЛ, этим людям не становится лучше.

  1. Страдающие ДРЛ имеют разные личности. Правильнее будет использовать слово «состояния». Брэнд описывает это как «разные способы быть собой» — и что каждый нормальный человек делает в некоторой степени, но страдающие ДРЛ не всегда могут вспомнить, что они делают или говорят, находясь в разных состояниях. И в разных состояниях они могут действовать совершенно по-разному.

Кроме ДРЛ существует множество расстройств, связанных с изменениями в состоянии. Например, люди с пограничным расстройством личности могут менять состояние от относительно спокойного до яростного. Люди с паническим расстройством могут меняться от спокойствия до крайней степени паники. Но пациенты с этими расстройствами помнят, что они делают и говорят в этих разных состояниях, в отличие от случайной амнезии, которую переживают пациенты с ДРЛ.

В СМИ много внимания уделяется множественности состояний («личностей»). Но в лечении ДРЛ специалист фокусируется совсем не на состояниях. Он работает с депрессией, диссоциацией, самоповреждением, травматичными воспоминаниями и подавленными эмоциями. Психотерапевт помогает снижать интенсивность импульсов во всех состояниях. «В основном лечение ДРЛ гораздо более приземлённое, чем транслирует Голливуд», говорит Брэнд.

  1. Лечение ДРЛ приводит к ухудшению. Некоторые специалисты считают, что лечение усугубляет ДРЛ. Действительно, неподготовленные психотерапевты, которые используют устаревшие или неэффективные подходы, могут нанести ущерб. Но это касается любого расстройства и может случиться с любым неквалифицированным терапевтом. Необходимо полагаться только на методы, основанные на современных исследованиях и клиническом опыте.

Недавно Брэнд и его коллеги провели обзор исследований лечения диссоциативных расстройств, который был опубликован в журнале «Journal of Nervous Mental Disease». Несмотря на то, что упомянутые исследования имеют ряд ограничений — отсутствие групп контроля и малые размеры выборки, — результаты показывают, что пациентам становится лучше. В частности, авторы обнаружили улучшения в диссоциативных симптомах, депрессии, дистрессе, тревоге, ПТСР, в работе и социальном функционировании.

  1. Психотерапевты способствуют материализации множественных состояний пациентов (рассматривают их как реальные или конкретные). Как раз наоборот, терапевты пытаются создать «внутреннее взаимодействие между состояниями», говорит Брэнд. Они учат пациентов управлять своими чувствами, импульсами и воспоминаниями. Это особенно важно, потому что человек переключается между состояниями тогда, когда они сталкиваются с подавленными воспоминаниями или чувствами, такими как страх и гнев.

Терапевты помогают пациентам интегрировать свои состояния, и со временем им это удаётся. В отличие от того, чем бравирует СМИ, интеграция не является «большим драматическим событием». Различия между состояниями постепенно уменьшаются, и человек учится справляться с сильными чувствами и воспоминаниями, не переключаясь между «ипостасями» и не убегая от реальности.

  1. К диссоциации склонны только люди с ДРЛ. Диссоциация случается в ответ на травму или другую тяжёлую ситуацию, например, сильную боль или тревогу. Поэтому люди с ПТСР или тревожным расстройством также подвержены диссоциации.

Специалисты других областей, в частности, ПТСР, начинают пересматривать данные и соглашаться, что людей необходимо классифицировать на склонных к большей диссоциации и меньшей диссоциации. У людей с высоким уровнем диссоциации часто наблюдается более медленная и слабая реакция на лечение. Это говорит о необходимости расширенных исследований методов лечения.

Кроме того, исследования мозга показали, что люди с разным уровнем диссоциации проявляют разную активность мозга. Обзор 2010 года журнала «American Journal of Psychiatry» показал, что люди с диссоциативным подтипом ПТСР «имеют тенденцию к меньшей активации в эмоциональных очагах головного мозга во время воспоминаний травмы и сопутствующей диссоциации, чем люди с классическим ПТСР».

  1. Гипноз используется для изучения скрытых воспоминаний. Некоторые терапевты полагают, что гипноз может помочь клиентам восстановить точные воспоминания (например, об эпизодах насилия). Исследования показали, что «опыт, о котором вспоминают под гипнозом, может ощущаться реальным», даже если человек никогда его не переживал, говорит Брэнд. Все авторитетные профессиональные ассоциации, которые проводят обучение гипнозу, «обучают психотерапевтов тому, что нельзя использовать гипноз для доступа к воспоминаниям». Поэтому, если специалист обещает обратное, необходимо запросить информацию о его квалификации в области травматологии.

Квалифицированные специалисты используют гипноз только для работы с общими симптомами, такими как тревога и хроническая боль. Страдающие ДРЛ мучаются от бессонницы, а гипноз улучшает сон. Гипноз помогает при сильной мигрени, от которой страдают пациенты с ДРЛ и которая может «коррелировать с внутренним конфликтом состояний» (например, одно состояние может хотеть совершить самоубийство, а другие нет).

В области психического здоровья мифы продолжают существовать из-за отсутствия образования и знаний в области ДРЛ. Эти мифы нагнетают мистику вокруг этого расстройства. Усугубляют ситуацию плохо подготовленные психотерапевты, которые пропагандируют нетипичные методы лечения, не поддерживаемые экспертным клиническим сообществом. «Хорошо подготовленные эксперты ДРЛ не прибегают к таким методам. Скорее они прибегнут к интервенциям, используемым при лечении сложных травм».

Похожие статьи:

«НЕ ПОКИДАЙ МЕНЯ»: ЗАВИСИМОЕ РАССТРОЙСТВО ЛИЧНОСТИ

КРАСИВОЕ НЕДОЕДАНИЕ: РАССТРОЙСТВО ПИЩЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ

10 ЗАБЛУЖДЕНИЙ О ПСИХОТЕРАПИИ

Оригинальная статья: Margarita Tartakovsky, Dispelling Myths about Dissociative Identity Disorder. Psych Central, May 17, 2017.

Автор перевода: Кропалева Ирина Евгеньевна

Редактор: Симонов Вячеслав Михайлович

Фото: kinopoisk.ru

Ключевые слова: диссоциативное расстройство личности, психические расстройства

Подпишись на рассылку

email рассылки

Оставайтесь в курсе и на facebook