В этом исследовании изучалось, связаны ли нарциссическая мания величия и уязвимость со сновидениями, в которых человека преследуют, с таким явлением, как непонимание, происходит ли это во сне или наяву. Кроме того, устанавливалось, связаны ли эти явления с функциями суперэго, аффективными чертами характера, защитой от расщепления, соматоформным дистрессом и ипохондрическим нарушением. 160 взрослых людей были оценены по ряду шкал, среди которых: шкала патологического нарциссизма, шкала интенсивности сновидений, шкала лейтмотива сновидений, шкала социальной желательности Марлове-Кроуне, международный личностный опросник (дружелюбность, добросовестность и тревога о здоровье), опросник «Соматоформная диссоциация», шкала «Личность с точки зрения нейронауки». Полученные данные показывают, что впечатления от сновидений, измеренные двумя показателями сна, варьируются в прямой зависимости от нарциссической мании величия и уязвимости, а также ипохондрической и аффективной характеристики, которые являются другими положительными показателями, в то время как функции суперэго — отрицательными показателями. Тем не менее, защита от расщепления является существенным коррелятом патологического нарциссизма, так как она опосредует связь между нарциссическим максимализмом и возникновением сцен преследования в сновидениях. Соответственно, фантазии о преследовании могут возникнуть в результате эмоционального опыта идеализации или обесценивания других, которые являются механизмами защиты, присущими людям с нарциссическим расстройством.

Журнал «Сновидения»

Оригинальная статья: Pathological narcissism, dream experiences, and personality dynamics

Автор перевода: Дегтева Алиса Алексеевна

Редактор: Симонов Вячеслав Михайлович

Редактор: Елисеева Маргарита Игоревна

Подпишитесь на рассылку новостей по психологии

Оставайтесь в курсе и на facebook